Давным давно в местечке под названием Северная Гора, что находится за Синей рекой, вместе со своими приемными родителями жил мальчик по имени Арон. Его настоящие родители погибли, когда он был совсем еще крохой и усыновить его решили ближайшие родственники – сестра отца со своим мужем. Своих детей у них не было, поэтому Арон стал их единственным ребенком. Люди они были не бедные, порядочные, но как и все мы, со своими заморочками. В их доме было установлено неимоверное количество правил, которым нужно было следовать неукоснительно вне зависимости от возраста, поэтому с самого первого дня мальчику пришлось привыкать к жесткой дисциплине. Все предметы, взятые с места, должны были быть немедленно возвращены в исходное положение в тот же миг, как в их использовании отпадала надобность. Завтрак, обед и ужин — строго по распорядку. В доме всегда царила идеальная чистота. Все вещи были разложены в определенном порядке и в определенных последовательностях. С того момента, когда Арон произнес свое первое слово, его начали обучать правильному общению, за которое не было бы стыдно в этих стенах. Неудивительно, что по достижении десятилетнего возраста наш герой напоминал не ребенка, а скорее взрослого, заключенного в тюрьму из сотен обязательных к выполнению пунктов. Он точно знал, что и как должно быть в этой жизни. Его пунктуальность была безупречна. В то время, когда остальная детвора его возраста с радостными криками гоняла рваный мяч по двору, он, словно запрограммированная машина, шел от точки к точке, от пункта к пункту, не обращая внимания на окружающий мир. Ему было абсолютно неважно, что творится вокруг него. Самое главным для него являлось точно и в срок выполнить все, что было в его ежедневном плане. Так проходили его ничем не отличающиеся друг от друга дни, недели, месяцы. Словно стрелка часов, он совершал свой оборот, оказываясь всегда там, где он должен был быть, в нужное время.

-И что же в этом такого? – спросят некоторые. Абсолютно ничего…кроме самого важного – потерянного детства. Самое яркое и безрассудное время жизни превратилось для Арона в рутину, просветов в которой не было и по всей видимости не предвиделось. В его жизни менялась только погода и порой казалось, что он очень раздосадован тем, что не может контролировать и ее. Однажды, проходя мимо играющих сверстников, Арон заметил светловолосую девочку, бегающую в толпе вместе со всеми. Ее кудрявые волосы развивались из стороны в сторону, словно маленькие пружинки, а звонкий смех мало кого мог оставить равнодушным. На ней было одето яркое платье, которое за время игры изрядно испачкалось, и местами порванные сандалии. Мальчик замер. На доли секунды он абсолютно забыл о графике, внешнем виде, своих обязанностях и планах на будущее. Все, чего он хотел – это оказаться рядом с ней. Что он, всегда чистый, выглаженный, с аккуратной прической и четким взглядом на свою жизнь мог заметить в этой грязной девочке? Что же в ней было такого, чтобы наш герой прервал свой маршрут? Он не понимал… В какой-то момент она остановилась и посмотрела на него. Арон испугался! Его дыхание остановилось, а ладони стали влажными. Он мгновенно отвел взгляд и быстрыми шагами направился дальше, пытаясь понять, что же с ним произошло. Раньше ничего подобного он не испытывал. В это время его мозг пытался оценить каждый, даже маловажный штрих в произошедшем. Почему она посмотрела на него? Может он ей понравился? Или наоборот оказался слишком смешен? Что-то не так с одеждой? В этот момент Арон заметил пятно на своей белоснежной рубашке. Скорее всего дело в нем!! Как мог его отлаженный механизм дать сбой?! Как мог он не заметить ТАКОГО и стать посмешищем для этой девочки?!! Он остановился. Сделав глубокий вдох Арон начал потихоньку приходить в себя. Дыхание восстанавливалось. Он закрыл глаз.
-Да кто она такая?! Обычная заморашка! Никакого будущего! Так и пробегает до конца жизни в своих рваных сандалиях, пока я буду занимать какой-нибудь высокий пост в министерстве! От этих мыслей ему стало легче. Гораздо легче. Он вновь оценил все плюсы своего нынешнего положения и довольным отправился домой. На улице темнело. Через 43 минуты его ждал полезный ужин, состоящий из овощей, два часа учебы, водные процедуры и отход ко сну. Ровно в 22.00. Никаких глупых игр, таких же сверстников и уж тем более девчонок-заморашек. Арон довольно улыбнулся.

Было около 3 часов ночи. Арон открыл глаза от странного звука под его кроватью. Звук напоминал что-то похожее на тиканье часов, только несколько громче. Может ему приснилось? Он попытался привести свои мысли в порядок, несмотря на глубокую ночь. Звук прекратился.
-Послышалось, — подумал Арон. Он улегся поудобнее и попытался заснуть. С утра ему понадобится много сил, чтобы выполнить все запланированное, поэтому хороший сон просто необходим. «Тик,тик». Звук появился снова. Арон сел на кровать. Ему стало немного страшно, но он никогда в жизни не посмел бы прибежать к родителям, хоть и приемным, среди ночи и рассказать о своем страхе. В этом мире нет ничего такого, что может напугать человека, а будить посреди ночи спящих людей из-за глупой детской фантазии просто непозволительно. Так ему всегда говорили. Звук не прекращался. Через пару мгновений, когда ничего страшного так и не произошло, Арона стало мучить любопытство. Что же там такое. Что разбудило его посреди ночи? Что является источником этого звука? Арон думал, однако одно дело размышлять и пытаться угадать, а другое – взять и посмотреть, узнав наверняка. Просидев еще немного неподвижно, Арон решил заглянуть под кровать. Медленно спустившись на пол, он встал на четвереньки. Огромная простынь свисала до самого пола, поэтому не подняв ее, увидеть что там не представлялось возможным. Полная луна ярко освещала комнату, словно громадный фонарь, поэтому было достаточно светло, чтобы не включать свет. Тихонько, без резких движений, Арон начал поднимать простыню. Темнота под кроватью и полная неизвестность того, что же являлось причиной этого странного звука все еще пугали его, но любопытство одержало сокрушительную победу над эмоциями, и вот он уже пристально вглядывался в беспросветную тьму. Звук стал громче. Арон еще не успел ничего понять, как вдруг его начало в прямом смысле затягивать. Словно пылесос песчинку, неизвестность забирала его к себе. Арона охватила такая паника, что он перестал дышать. Он хотел было закричать, но правила это не позволяли. А вдруг это всего лишь сон? Каким глупцом он окажется в глазах своих родителей! Что есть силы он схватился за простынь и зажмурил глаза. Его тело словно провалилось в пустоту. Сила, затягивающая Арона, становилась все сильнее. Простынь начала сползать. Простынь на полу?! Никакого беспорядка! Тогда он просто зажмурил глаза еще сильнее и отпустил руки. Через мгновение в комнате наступила полная тишина. На скомканной простыне было пусто и только лунный свет удобно расположился на ее поверхности.

Арон открыл глаза. Солнце было уже довольно высоко и его яркие лучи, пробивающиеся через ветви окружающих дом деревьев, навряд ли позволили бы кому-то спокойно спать дальше. Бегло осмотревшись, мальчик понял, что находится в своей комнате. Он облегченно вздохнул. Всего лишь страшный сон и ничего более. Правы были его родители, когда говорили, что бояться в этом мире абсолютно нечего и все это обычные детские глупости. Свесив ноги с кровати Арон улыбнулся. Впереди его ждал совершенно обычный, полный важных дел и событий, день. Все было расписано поминутно, поэтому тратить время на воспоминания о ночи не представлялось возможным. Он спрыгнул с кровати и поднял голову. Что – то не так. Он недоуменно смотрел по сторонам. Да, это его комната. Абсолютно точно. Но в то же время это и не она. В углу были раскиданы различные игрушки, какие только можно было себе вообразить. Машинки, солдатики, самолеты, рыцари в потрясающих доспехах и еще много много всего того, чего раньше в его комнате не было, да и быть не могло. В самом центре комнаты лежал новенький футбольный мяч. Арон впал в замешательство. Неужели он еще спит? Он бы так и стоял на одном месте еще очень долго, если бы за спиной не раздался голос его тети:
-Арон! Ну ты и соня! Уже почти 10 часов. Быстро умывайся и спускайся завтракать. Я испекла блинчики.
Мысли в голове завертелись с невероятной скоростью.
-Уже 10? Блинчики? Игрушки? И никто меня не отчитывает?!!. Он боялся сдвинуться с места. Если это и был сон, то уж больно реалистичный! Через пару секунд Арон стал пытаться понять происходящее. Тщетно. Быть может это как – то связано с тем звуком под кроватью? И той неведомой силой, что затащила его в никуда? Остановившись на версии, что все это всего лишь сон, он решил устроить своего рода игру, в которой ему надо следовать правилам нового мира, тем более что по всей видимости этот самый мир не был таким уж и плохим. Непривычным? Конечно! Но отнюдь не плохим.
Умывшись, Арон спустился на первый этаж, где располагалась столовая. Его приемный отец уплетал блинчики с кофе, а мама продолжала готовить у плиты. По телевизору шла какая то юмористическая передача. Некоторые шутки отец оставлял без внимания, а некоторые сопровождал улыбкой и даже смехом.
— Где новости? — спросил Арон. Отец, заметив его, улыбнулся и взглядом показал, чтобы он садился за стол.
— Какие новости? Там говорят полную чушь, — сказал он и переключил на канал мультфильмов.
— Какой же чудной этот сон — подумал Арон и укусил блинчик, предварительно обильно смазав его клубничным джемом. Это было невероятно! Вкус, который было не сравнить ни чем! Это точно было не похоже на овсянку, которую каждое утро приходилось есть на завтрак. Родители говорили, что овсянка с утра помогает упорядочить мыслительные процессы в только что проснувшейся голове, но кому это было теперь нужно, когда на столе стояла тарелка, полная свежеиспеченных блинчиков и банка клубничного джема. По телевизору показывали какую-то сказку, от которой Арон не мог оторваться ни на секунду. Это точно не скучные утренние новости, сопровождающие завтраки их семьи. Да и не только завтраки. Обед, ужин…Были одни сплошные новости.
Позавтракав, Арон решил заняться учебой, что бы хоть как-то держать себя в руках и не поддаваться на неожиданным образом появившиеся в его жизни искушения. Заявив об этом свои родителям, он встретил явное непонимание с их стороны.
— Сегодня же воскресенье. Какая учеба? Ты чего?! Да и притом твои друзья с утра уже носятся по улице, постоянно спрашивая про тебя — сказала мама.
— Друзья!? Какие друзья?! Приемные родители всегда говорили ему, что иметь друзей – пустая трата времени. Выгодные знакомства – совсем другое дело. Сами они всегда находились в окружении политиков, судей и других важных людей. Точнее те родители. Из реальности. Вдруг Арону стало неимоверно грустно. Если это всего лишь сон, то совсем скоро ему придется проснуться и отправиться уплетать овсянку под скучные новости в окружении скупых на эмоции родителей.
— Быстро наверх – сказал отец. Одевайся и бегом на улицу. Такая замечательная погода не для того, чтобы наблюдать за ней из окна за глупой учебой. Арон не мог поверить своим ушам. Его отец, неприступный, словно средневековая крепость на холме, говорит ему наплевать на учебу и отправиться играть с друзьями. Невероятно!
Через 10 минут Арон стоял переодетый в шорты и футболку, держа в руках новенький футбольный мяч. Увидев на футболке пятно, ему стало неловко. Как можно выйти на улицу в грязной одежде? Родители из реального мира считали это непростительным. Его тетя обратив внимание на то, как ее сын смотрит на пятно, подошла и нежно поцеловала его в щеку, пожелав хорошего дня. В это мгновение он словно забыл все 10 лет своей жизни. Все правила, установки, механизмы будто и не появлялись никогда в его голове. Его охватило какое – то незнакомое ранее чувство то ли радости, то ли вообще безграничного счастья. Хотя откуда взяться счастью, когда ты вместо учебы идешь играть в футбол в заляпанной футболке со своими друзьями. Но в тот момент на все эти условности было просто наплевать. К тому же Арон еще раз подумал, что сон рано или поздно закончится и надо успеть попробовать как можно больше нового и неизвестного ему ранее.
Как заведенный он бросился на улицу. Сейчас он не шел ровно, поступательно и следя за каждым своим движением. Он не думал, что скажут про него случайные прохожие. Было ощущение, что мысли в его голове просто кончились. Сейчас он был обычным десятилетним мальчиком, который бежал играть со своими друзьями. Это было невероятное чувство. Когда до двора с площадкой оставалось совсем немного, он увидел ту самую девочку, которая вогнала его ступор в реальной жизни. На ней было все то же яркое платье и потертые сандалии. Она сидела на качели и весело смеялась. Арон остановился. Позабыв о том, каким надо быть в глазах этого мира, он со всей свой детской наивностью уставился на нее. Она была прекрасна. Когда чувства утихли и разум вновь начал свою деятельность, он заметил, что она пристально смотрит не него. Его начали затягивать прежние мысли, дыхание сперло и он подумал, что как было бы замечательно оказаться сейчас в своей комнате, среди десятков учебников. Абсолютно одному. Все повторялось по новой, как вдруг девочка подбежала и схватила за руку.
— Пойдем со мной. Я хочу тебе кое что показать, — сказала она.

Всю дорогу Арон не проронил ни слова. Девочку, как оказалось, зовут Эльза и она живет здесь уже давным давно. Каждый день они с друзьями собираются вместе и играют в различные игры. Ей очень нравится рисовать и заниматься танцами, а когда она вырастит, то хочет стать ветеринаром, чтобы помогать животным.
— Ветеринаром? Какая глупая профессия, — подумал Арон. Ни судья, ни прокурор, даже ни врач, лечащий людей. Глупость полнейшая. Но это ведь был всего лишь сон. Во сне часто происходят различные глупости, но к утру от них не останется ни малейшего следа и все вернется на круги своя. Но куда же вела его Эльза?!
— Все пришли, — неожиданно сказала она.
Арон молчал. Ему было неловко перед девочкой во-первых за пятно на своей футболке, а во-вторых он до этого никогда не общался с девочками. Его класс в элитной школе состоял исключительно из мальчиков, а все остальное время он проводил в учебе или каких-либо важных делах. Словно две реальности смешивались в одном месте. Утро, когда он впервые был счастлив из-за простой еды и отношения к нему родителей, и сейчас, когда он вновь стесняется обычного пятна и не может вымолвить ни слова. Но почему? Ведь в этом сне никто ничего не требовал от него, не предъявлял никаких требований, и даже наоборот. Неужели его родители из реальности настолько засели ему в голову, что даже когда их не станет, он все равно будет беспрекословно выполнять их приказы? Эта мысль напугала его.
— Смотри! Вон он идет! Всегда в одно и то же время! — оборвала его мысли Эльза. Арон повернул голову. По тротуару в идеально отглаженном костюме шел мужчина лет 30. Он смотрел вперед. И только. Его аккуратность, опрятность, четкость движений. Все это если не отталкивало, то уж точно настораживало. В его взгляде читалось легкое высокомерие. Казалось такого человека невозможно сбить с толку. У него наверняка все схвачено. Такие люди не совершают ошибок. Арон обрадовался, что его в будущем скорее всего ждет что-то подобное. Вдруг на рубашке в районе кармана он увидел небольшое пятно. Ему стало дурно. Это же он! Он, спустя несколько десятков лет, идущий куда – то по своим делам. Совсем один. В это время взрослый Арон поднял голову и посмотрел на Эльзу. Его взгляд начал метаться, лицо покраснело. Его начало трясти. Страх и злость перемешались в его взгляде, и спустя несколько секунд он спешно исчез за поворотом рядом стоящего дома.
— Ужасно!!! – Арон стало бесконечно горько за самого себя. Как можно быть таким жалким, таким несчастным и таким высокомерным одновременно? Как же так возможно жить? Его охватил панический ужас, что именно так пройдет вся его жизнь. В ней не будет банальных радостей в виде вкусной и не полезной еды, не будет друзей. В ней никогда не будет свиданий и первых поцелуев. В его жизни никогда не найдется места настоящей любви. Арону становилось все хуже, голова кружилась сильнее и сильнее с каждой секундой и вот вот он должен был свалиться в обморок. Вдруг перед ним возникло лицо Эльзы. Она смотрела ему прямо в глаза.
— Арон, пойми, твои родители безусловно очень важные люди. И они без всякого сомнения желают тебе только самого лучшего. Но они не понимают, что ты всего лишь ребенок. Ребенок, который пытается быть взрослым, взяв на себя непосильный груз. Посмотри вокруг себя, Арон. Посмотри, сколько всего ты упускаешь, безоговорочно следуя десяткам правил, установленными ими. Когда их не станет, ты останешься один. Совсем один! Словно шахматная фигура ты будешь двигаться от клетки к клетке по заранее задуманному маршруту, упуская всю красоту этого мира, этой жизни. Пока еще не поздно – пойми, что пытаясь контролировать все вокруг, ты тратишь свое детство на то, что в дальнейшем сделает тебя абсолютно несчастным человеком. Разве ты хочешь этого? Не лучше ли быть непринятым некоторыми людьми, но при этом абсолютно счастливым? Не лучше ли быть наказанным за свои чувства и за свою любовь, чем запереться в своей комнате, обложиться учебниками и думать, чего ты еще не сделал из своего плана?
Голова кружилась так сильно, что Арону пришлось закрыть глаза. Он почувствовал, как его тело падает на землю. В какой- то момент наступила абсолютная тишина. Он потерял сознание.

Арон открыл глаза. Было раннее утро. Совсем недавно проснувшееся солнце еще слабо светило в окно. Он огляделся. Никаких игрушек, никакого запаха свежеиспеченных блинчиков. Только учебники. Это был всего лишь сон. Арону стало неимоверно больно от этой мысли. Он вспомнил своих родителей из сна, которые были добрыми и заботливыми, которые позволяли ему играть вместо учебы, есть вкусные блинчики и просто быть ребенком. Вспомнил Эльзу. Вспомнил ее последние слова, сказанные ему. Вспомнил себя взрослого. Он медленно встал с кровати и подошел к окну. На улице никого не было. Арон открыл окно. Прохладный воздух проник в комнату, заставив его немного съежится. Где-то раздавалось пение птиц, а по небу медленно проплывали пушистые облака. Впервые он обратил внимание на такие простые казалось бы вещи… Арон улыбнулся.
На часах было 6.12. Через 28 минут его ждут сдержанные родители, овсянка и новости. Все как обычно. Все по плану. Ничего нового и необычного. Сон нужно было поскорее забыть, но Арону этого абсолютно не хотелось. Слова Эльзы никак не выходили из его головы. Словно новая программа, они запустили невидимый процесс, который будет уже невозможно остановить. Что-то неуловимое, словно взмах крылом бабочки вскоре должно было вызвать такое цунами, которое сотрет с лица земли все то, что так долго возводили в его голове родители. Все правила и запреты навсегда будут стерты стихией. Но это позже, а сейчас нужно было умываться и спускаться на завтрак.
Поправив галстук и схватил черный портфель с учебниками, Арон направился было к двери, но вдруг остановился, как вкопанный. Его внимание привлек тот же звук, что он услышал этой ночью. Арон повернулся и уставился на кровать. Затем медленно, небольшими шагами словно к дикому зверю, он аккуратно подошел к ней и встал на четвереньки. Скинув массивное одеяло вместе с простыней, которые свисали до самого пола, он с надеждой заглянул под кровать. Посреди полумрака лежал новенький футбольный мяч…

Высокий худощавый мужчина лет 30 в мятой, испачканной всеми цветами радуги красками рабочей одежде энергично идет по тротуару вдоль покосившихся от возраста домов. В его руках мольберт и такая же запачканная, как и одежда, сумка с принадлежностями для рисования: кистями всех размеров, красками, растворителем и многим многим другим, без чего художнику просто не обойтись. Он подходит к двухэтажному особняку, в котором прожил всю жизнь с тех пор, как его усыновили ныне покойные тетя с мужем. Он медленно вставляет ключ в замок и открывает дверь. Темный коридор приветствует его своею мрачностью, а играющая в луче солнца пыль добавляет еще большей мистики в эту картину. Он медленно заходит и садится на стул, оставив принадлежности для рисования возле двери. Полная тишина. Он глубоко вздыхает. В этот момент двери шкафа, напротив которого он сидел, распахиваются и с диким криком оттуда вываливается пара близнецов лет пяти. Они набрасываются на него и начинают весело смеяться. Через какое-то время их смех подхватывает и он сам. Взяв обоих близнецов на руки, он заходит в столовую. За столом сидит его жена и смотрит на него с широкой улыбкой…Смотрит так же, как в ту ночь, почти 20 лет назад, когда с ним произошло нечто невероятное и необъяснимое. Так же, как в тот миг, когда она просила его измениться, чтобы спасти самого себя.